Анти Чиркунов (antichirkunov) wrote,
Анти Чиркунов
antichirkunov

Нет страшнее зверя, чем разьярённая интеллигенция...

Френды просят меня поддержать митинг пермской интеллигенции, который будет иметь место быть 30 июня 2011 года.
Почему нет?
Поддерживаю.
Как умею.
Всё что могу...



Листовки расклеивали ночью, выкраивали темное время, а его было так мало, в связи с объявленными губернатором культурной столицы Олегом чиркуновым «Белыми ночами».

            Отпечатанные на принтере, призывы выйти 30 июня на площадь перед бывшим драмтеатром, а ныне Театром-Театром жгли глаголом, взывали к совести и духовности.
            Строки к культурной общественности жгли сердце и заставляли учащаться пульс. «Взвейтесь, развейтесь, долой культрегеров, совриск в топку»… Пол листа занимала, дерзкими штрихами нарисованная талантливым пермским графиком,  виселица с мерзкими высунутыми языками врагов. Легко узнавался блудливый Гельман и глуповатый Мильграм, прочие - прислонившиеся к московскому политтехнологу были изображены в форме огромной кучи дерьма, со слабочитаемыми лицами.
            Клеили умело – дворники не могли содрать листки и город начинал гудеть…

Под утро, нюхая перемазанные клеем руки и строго соблюдая конспирационные паузы,  шли пить красное вино в мастерской главного застрельщика - Исмагилова.  Было их немного, но всё известные в Перми люди.

             И вот настал этот день – 30 июня 2011 года, день который позже вошёл в учебники, день о котором было написано столько книг, сложено песен, снято роликов на Ю-тьюбе.
             Погоды были замечательные. Многотысячная толпа колыхалась возле драмтеатра, на ступенях которого, бывшие мильграмовские артисты – устроили злой и талантливый капустник, главным персонажем которого был ортодоксальный еврей с раздваивающейся бородой.

Толпа бурлила водоворотами вокруг рано полысевшего Алексея Иванова, рыжего и бесшабашного Алексея Бессонова. Роман Юшков, обвязавшийся бутылками с нефтью что-то втолковывал стайке молодых девчонок. Юрий Лапшин рисовал мелом на асфальте непристойности. Надежда Агишева, с младенцем на руках в красной косынке, кормила грудью и смотрела мудро. Антон Толмачев проводил соцопрос на тему «Кто должен уехать из Перми» и покрикивал – «В очередь, сукины дети, в очередь».

Длинноволосые, лысые, пахнущие ацетоном мужчины, женщины с короткой стрижкой в рваных джинсах и с горящими глазами.

Народ прибывал и прибывал, подвалила разухабистая Крохалевка во главе с Андреем Агишевым, поменявшим костюм от Версаче на камуфляж. Эспланада была заполнена народом, улица Ленина, с завязшими в толпе автомашинами стояла вся! Депутатская группа «Солидарность» с мотыгами и ломами крушила красную П и картонный город. Депутат Чебыкин лично сбросил красного человечка с администрации губернаторской.

Несколько тысяч ломанулись на речной вокзал к музею Пермм с кувалдами. Боевая молодежь перекрывала вокзал и аэропорт – ловили суку Гельмана.

Разбились по отрядам. Филармония и оркестр Тверитинова играли марши. Балетная труппа таскала по эспланаде Курентзиса на собачей цепи. Писатели в сквере Уральских добровольцев, разгромив очередную остановку дизайна Тёмы Лебедева пили пиво. Самыми отчаянными оказались немногочисленные, но сплоченные скульпторы, к ним примкнули и кузнецы. Этнографические девочки Натальи Шостиной пели матерные частушки и таскали за волосы чиновниц из минкульта. Был замечен в толпе и Перфектмиксер с бутылкой виски.

Вся эта огромная колышущаяся масса культурных людей и примкнувших к ним простых горожан была как огромная закваска гигантского пирога. Не хватало искры.

Вдруг замерло всё: стихла музыка, остановилось движение, в стотысячной массе людей образовался проход, в тишине единым вздох прошелестело: - «Батюшки!»

По проходу на белом коне, весь в белом и в огромной белоснежной шляпе ехал Никита Сергеевич Михалков…

Гельман и вся окологельмановская тусовка были повешены за ноги на столбах у речного вокзала. Мильграму по волоску выщипали бороду, измазали дегтем и изваляли в перьях. Боякова подарили пермскому СИЗО №1, Тёме Лебедеву разбили очки и отдали пермским пенсионерам. Губернатор Пермского края Олег чиркунов сумел вылететь на частном самолете в Швейцарию. Губернатора Пермского края Олега чиркунова пороли на площади - прилюдно, по-четвергам. Наилю Алахвердыеву заставили разобрать голыми руками яблоко и выдали замуж. Всякую мелочь развесили на деревянной П Полисского, самого его взяли ингуши и чечены на одну из карагайских пилорам – разнорабочим...

 Культурная революция, возглавленная главным Бесогоном страны прокатилась по России волной возвращения к истокам и вечным человеческим ценностям… Россия возрождалась из пепла и гопничества...



Tags: Гельман, Михалков, Пермский край, Чиркунов, культура, культурная столица, народные волнения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments